Как я познакомился с зарянкой пришла весна

Юмор . | Перекрёстки бытия | ВКонтакте

как я познакомился с зарянкой пришла весна

В зимнем лесу недалеко от Пскова я увидел несколько летящих птиц. Они перекликались .. Пришла весна на Великую Русскую равнину. Поредели. Но так как я уже познакомился, на примере Джок, с недостатками чувства как сорока, кряква или зарянка, которые готовы спасаться бегством при первом .. Галки, как и дикие гуси, заключают помолвки весной, на следующий год .. когда внезапно на смену полнейшему отчаянию пришла блестящая идея. -Я старший менеджер технического персонала по Золушка пришла на бал, и принц пригласил ее танцевать ламбаду. В пионерском лагере я познакомился с девочкой Олей. Ее звали . Вот открыла глаза зарянка, но ей не надо их открывать, потому что Наступила золотая весна.

Слова Маяковского стали крылатыми, и у них никогда не отпадут крылья, даже через миллион лет. Нравится Показать список оценивших Базаров и Павел Петрович, при внешней противоположности, настолько схожи, что им даже не удалось создать семью. Базаров любил народ, который помогал ему ловить лягушек. Роман Павла Петровича и Базарова в "Отцах и детях".

Ситников сошелся с женой, которая его побивала. Смерть Базарова показала, что у каждого человека есть струна, которая может оборваться. Тургенев любил всех своих девушек. Анна Сергеевна вышла замуж и весьма удачно, Базаров же умер. Аркадий с Катей тоже поженились. Базаров мужественно переносит испытание смертью. Тургенев убивает своего героя в конце романа, занеся ему инфекцию в рану на пальце.

Базаров, раня Павла Петровича в ляжку, ранит его эстетическое чувство, его социальную сущность. В образине Базарова Тургенев изобразил нарождающееся мурло разночинца. Если бы Одинцова вышла замуж за Базарова, они бы вместе ловили лягушек.

Мы с братом взялись за руки и пошли в разные стороны. На картине изображён последний зимний месяц февраля. Однажды мудрый Диоген вернулся к своей бочке, а её нет! После этого он стал ещё мудрее. У кавалеристов на ногах были шпроты. Кутузов и солдаты - единоцелые. Лягушек Базаров любит больше, чем женщин.

У моего дpуга куpносый нос, плавно пеpеходящий в шею. Охотник шиpоко закpыл глаза и выстpелил. Он увидел следы копыт и навоз. Это значит, что здесь прошли красные. Мы спали, но нам не спалось.

Мальчик облизался до ушей. Мой любимый уголок пpиpоды - солнце. Кот стpемительно мчался на одной ноге. Его пpавая щека весело улыбалась. Он лег на постель и уснул изо всех сил. Она так испугалась, что бpосилась в обмоpок. Лицо у него было овальное, как пpямой угол.

На встречу шел отец. Девочка и собака радостно залаяли. Он сел на коня и поехал пешком. Мальчик катался с горки, как сыр в масле. Я мечтаю стать детским врачом, лечить щенков и котят. Я с детства мечтал стать врачом и отрезать людям руки, ноги и другие важные органы. Я читал, что верблюдыпитаются колючками.

Интересно, верблюд смог бы съесть мои кактусы? Если правда, что вороны живут лет, то некоторые из них, возможно, участвовали с Петром I в битве под Полтавой, видели вживую Пушкина, любовались джигитовкой Чапаева и сейчас продолжают питаться падалью. Нравится Показать список оценивших По краю опушки леса толпились большие, маленькие и средние зверьки Лопоухий лосенок собирал землянику.

Луна сквозь сон заглядывает в чужие окна. Девочки шли и дружно хрустели ногами. Люди в парке посадили деревья и скамейки. Мальчик боялся глубины, поэтому плавал на берегу. Девочка подошла к собаке и сказала: Стихи его такие огромные, бьющие прямо в самое больное место, в сердце. На богатыре была кольчуга и шлем из металлолома. На борьбу с Гулливером поднялись все лилипуты от мала до велика.

Хочется сесть на вороного коня, белого, как снег. В библиотеку вошли двое: Светлячок сидел в траве и подмигивал прохожим. По всей площади был разбросан различный мусор: От Чичикова понесла даже птица-тройка. Воробьи чистили клювами свои перушки и ребрушки. Избушка там на курьих ножках, как огурец без окон и дверей! Я люблю собак, а особенно породистых дворняг! Скачущий всадник вдруг заметил, что потерял коня.

Я стояла на полянке и считала, сколько же лет накукарекает мне кукушка Это была родная няня Пушкина Пушкин наверна любил Пущанина, потому что побежал встречать его голым.

Самая моя любимая книга -"Три Дрантаньяна". На месте молочного зуба у меня вырос крупноблочный. Петька навел рогатку на ворону, и она побледнела от страха. Пес лакал воду, и с него катился пот градом. Дождь озяб и превратился в снег. Мама спит, и дочка спит, дверь тихонечко храпит Коза кричала нечеловеческим голосом.

Татьяне приснился медведь - вылитый Онегин. Разведчики шли по вражеским следам, которые очень быстро кончились и превратились в звериные. Русская природа всегда манила писателей и завлекала в свои сети.

как я познакомился с зарянкой пришла весна

Рыбий жир - очень ценное лекарство, которое готовят из свежего молока кобылиц. Северяне привыкли к тому, что на льдинах дрейфят белые медведи. Сначала Татьяна хотела выйти замуж за Онегина, а в последней главе - он за. Собака прибежала с улицы и оставила на полу свои ноги. Соня протягивала две худые руки, как лысые стебли нежных цветов. Тарас Бульба, вместо того чтобы приласкать сыновей, взял и выпорол их широким ремнем.

Татьяна вышла замуж за очень большого полковника. Им оказался старый-престарый генерал. Татьяна написала Онегину длинное письмо, но оно не помогло, а оказалось настоящим вредителем. Татьяна очень любила русскую природу и часто гадала на. Татьяна тряслась в дороге и телом, и душой.

Тело болело, а душа ныла. Татьяне казалось, что Онегин поймет ее, а он посмеялся над ней, как учитель над двоечницей. Пьер бежал вперед, опережая пули. В библиотеке стояли столы и pебята, заваленные книгами.

Бедный, бедный Пьеp Безухов! Элен наставила ему pога, а князь Куpагин сделал из него дойную коpову. Муму пpижалась к стенке, когда подошла баpыня и оскалила зубы. Это стадо коров состояло из 13 овец. Микробы попадают в наш организм с руками. Я доволен, что Наташа Ростова своей любовью не разрушила дружбу Пьера и Болконского. И Лев Толстой тоже не любил, чтобы его герои ссорились. Я долго шел, но не пришел Я дружу с Верой, потому что у нас с ней одинаковый босоножки.

Я каждое утро проветриваю форточку. Нравится Показать список оценивших Кругом расцвели тюльпаны, ландыши и всякие лопухи. Я очень люблю слонов и собираю их у себя дома.

Собакам одевают намордники, чтобы не жаловались. Летом я был в деревне. Один раз я поймал окуня, а кот съел его с головы до ног. Сороки сидели на дереве и разговаривали на иностранном языке. В моем аквариуме стало как-то безлюдно Думаю, что комары кусают людей только во время своего обеда. Я люблю свою школу за то, что она шумная, радостная и вечнозеленая. У речки горел костер, возле него кто-то. Оказалось, это не люди, а мальчишки. Велосипедист ехал так быстро, что заднее колесо обгоняло переднее.

Кот сидел на дереве и охранял гнездо с птенцами. На выставке собак присутствовали лайки, болонки, доги, бульдоги, водолазы, боксеры и судьи. Капитанша рассказала о Пете Швабрине, которого отправили сюда за самоубийство. У Павки часто ночевал Жухрай. Это содействовало их сближению.

Улетающие журавли мурлыкали прощальную песню. Мухомор - это ядовитая питательная пища. Ветер был хорошо виден из моего окна. У древних людей орудиями труда были деревянные железки. Очевидно даже ребенку, что письмо Татьяны к Онегину на самом деле писал писатель Пушкин.

В любой подворотне Шариков был не лишним человеком. В образе Швондера Булгаков высказал свое отношение к квартирному и еврейскому вопросам одновременно. Все время рабочего дня Виталий громко кричал, широко раскрывая свою красную глотку бросая окружающих в священный трепет, но никто так и не мог ничего понять из звериного крика начальника круга катания. Изредка нас посещали знаменитые столичные артисты со своими детьми.

Очередь почтительно раздвигалась, пропуская звездные семьи вне очереди к поняшкам. Все начинали лихорадочно совать клочки бумаги, книжки различного содержания для получения автографов.

Приходил со своей дочкой Геннадий Хазанов и мой любимый артист — Андрей Миронов. Во время катания своих детей им дозволялось стоять в ожидании на рабочей зоне кучеров, а не в толпе за забором вместе с посетителями. Наука в людях Самое трудное в моей жизни в первые дни работы на кругу катания оказалась наука запрягать и распрягать лошадей как в повозку так и их седлания.

Этими манипуляциями мы занимались каждый день с 9 часов — шесть дней в неделю. Затем он срывался в крик и тут его переставали понимать и остальные. Всем было ясно одно, что он весьма недоволен и очень сильно - Покофшись деваду нашш шшесо уфф улев нашов. На это Виталий широко открывает рот и кричал- - Еб веся жшломьбувд ношов фофал!!!

А вожжи начинали самостоятельно руководить Ку-ку. Я радовался томучто не придется сегодня крутится как заколдованный по одному и тому -же кругу весь день. Главное в чистке денников, в присутствии лошади, это не подходить к ним сзади. Поэтому в приступе недовольства надо было взлетать через стенкуоставляя за собой огромные копыта предусмотрительно именно для вас одетые в железные подковы.

При этом нападающая сторона издавала боевой клич и несколько раз ударяла задними ногами место где вы только что. Некоторые лошади любили укусить вас в задницу, когда вы погруженные в интеллектуальную работу по уборке поворачивались к ним вышеописанным предметом тела. Но в остальном это были симпатичные милые животные трудящиеся иной раз с зари до зари тягая жирных наездников или таская по всему парку огромные телеги, выполняя миссию трактора.

Черная касса круга катания на пони Шестого октября я наконец то получил первую зарплату - целых 29 рублей пятьдесят девять копеек! Наши же по прибытии на конюшню ввергались в общий запой. Виталийсобрав деньги с кучеров, посылал гонца за пузырями водки, бомбами, бормотой распиваемые затем в комнатах отдыха и прилегающих наружных пространствах где стояли какие либо внятные скамейки.

В сбруйной можно было всегда обнаружить остатки загулов в виде пустых пузырей. Если бормоты не хватало, то тогда Виталик доставал заветную бутыль с зеленой жидкостью — денатуратом и все жадно ее выпивали.

Во время ежедневного загула все мешалось в одну кучу: Гонцы не прекращая бегали за бомбами так называли они бутылки с портвейном, пока все не напивались в сисю. Некоторые падали там где их заставала роковая доза спиртного. Что, впрочем, было более редким событием, принимая во внимание редкостную спортивно алкогольную подготовку кучеров и… и не менее редкостную доходность круга катания на пони.

Мне было непонятно, откуда вдруг у пассажиров находились все новые и новые билеты. Однако природная наблюдательность сделала свое дело и я заметил как Виталик и наши старейшие кучера отходили с сторонку и продавали повторно билетыкоторые они не надрывали при получении их от прошлых посетителей. Хватало 15 минут, чтобы всем сделать себе вторую, а то и третью зарплату. Смекнув, я стал проделывать точно такую же штуку, справедливо рассудив- что если нашим кучерам и самому начальнику это позволено, то и мне, следовательно тем.

Прособирав таким же образом себе деньги на протяжении недели я навлек на себя подозрение Сережки Пронина — шестнадцати летнего парня постоянно участвующего в пьяных дебошах и курящего как паровоз, и несмотря на юный возраст уже имевшего вид пропитой и бывалый. Пронин не замедлил поделится своими наблюдениями по поводу меня с Виталием Ивановичем.

Ну а тот не замедлил, в свою очередь, появиться у моей тележки во время сбора наличных денег с посетителей, - Шы пошемсю не дрывесь билеты? Вы же тоже берете! У вас тут все берут- ответил. Мы собыраем на впшику, на водку и пьем. Шы тоже дожен пыть. Действительно в юном возрасте я был активным борцом против пьянства. Раш шобираешь знашит долшен пыть- побагровел Виталик - Я не буду пить, а деньги буду продолжать собирать- ответил я - Я теше не даш!

Я пожал плечами, но действительно Виталик встал около моего экипажа с поней, а всех посетителей отправлял на соседние пьющие экипажи. Однако через какое то время он сдался, так как я стал отходить в сторону и продавать свои билеты на стороне. Ничего он не смог со мной сделать и в итоге от меня отстали и вечно пьющие кучера и сам Виталик. Действительно и тогда длиннофокусные отечественные объективы и навороченный фотоаппарат Зенит стоили не одну мою месячную зарплату.

Квавочка позвовьте Вав на вазговорчик! Воогни летят воогни- Реинкарнированный тигр Во время моей более чем знаменательной работы на кругу катания был удостоен чести познакомиться с тигром. Тигр меня выделял из толпы посетителей и увидев дальше не отрывал пристального взгляда. Потом провожал мою уходящую спину тоскливым взглядом.

Я пропах лошадиным запахом, который не отставал от меня ни на минуту. К тому же я иногда ездил под верхомбез седла в выходной одежде. Поэтому, когда я передвигался по вагону метро, то изумление некоторых окружающих пассажиров часто выливалось в соответствующих репликах. Например, мне говорил какой нибудь благообразный взрослый стоявший рядом со мной: Впрочем, я гордился своим положением - ведь я рабочий человек!

Не какой -то там тунеядец- школьник! Он, по моему предположению обладал такими же запаховыми особенностями, что и. Поставив Володю прямо напротив вольеры с тигром стал наблюдать. Но мой тигр так и не обратил на Мастерова никакого внимания! Я был его идеалом! Я был его фетишем!

В конце концов я пришел к мысли что тигр был реинкарнацией моего дедушкитолько я долго никак не мог понять какого. Первый мой дед умер когда меня еще не было, а второй со мной возился все детство. Мастеров в своем всегдашнем амплуа предложил мне — Вов! Видишь, как он тебя любит! Я долго стоял и колебался. Наконец-то мое благоразумие взяло у меня верх, в конце концов эту теорию можно проверить на своем друге- ведь не будет же мой реинкарнированный дедушка убивать друга своего внука?

Может потом и залезу! В начале ноября мой новоприобретенный советчик друг Володя Мастеров ушел в секцию орнитологии, ну а я после работы заскакивал к нему в гости. Ныряние со спины скакуна Тридцатого декабря, в конюшнюво время сильных морозов, начали завозить новых лошадей. Лидок оказался своенравной, резвой и сильной лошадью по сравнению с Ку ку. Однако Лидок недолго держал пальму первенства. Упражнялись верхом, по аллеям Московского зоопарка, без всяких разрешений, мы пользовали лошадей исключительно без седла.

Вася Вася — был решительным противником наших верховых упражнений, поэтому все проходило в режиме строжайшей тайны. К тому же левад для упражнений верхом нам не выделялось, и полей около городского зоопарка также не наблюдалось.

Лоренц. Постоянные квартиранты. Мир Животных.

Тем не менее мы начинали ездить по некоторым безлюдным асфальтированным дорогам новой территории Московского зоопарка с Лидка и Гармоничной. Как и все, сначала, я все время падал с лошади так как не мог удержаться на рыси. Ведь без седла нельзя облегчаться от колен — получишь травму позвоночника, а наоборот следует расслабляться и болтаться на спине лошади как мешок с картофелем.

При этом, необходимо держать равновесие. Приятным исключением был галоп. На нем легко сидишь, и ощущаешь себя качающимся на волнах в бурном море. Тем не менее, скорость передвижения, и многочисленные препятствия не позволяли окончательно расслабится. Можно было не рассчитав инерцию запросто нырнуть со спины несущегося скакуна. Лучшим вариантом было улететь в пролетающие вокруг кусты. Я старался ездить верхом как можно.

Но на первом этапе часто сваливался с лошади и хотел бросить это занятие. Но чувство удовольствия покачивания на лошади, и какой то сумасшедшей скорости, и какого то единения с мощным и сильным животным, и приобретения его силы останавливало, и заставляло меня снова и снова взбираться на гостеприимную спину скаковой лошади.

Дневник кучера круга катания на пони 8 января года Я вроде бы опять влюбилсяне знаю что будет дальше! Сейчас живу вроде как бы перед ожиданием счастья. Боюсь сглазить, боюсь, что этого не будет! Как бы я хотел бы все время быть молодым! Я не могу смотреть на людей старше лет!

Иной раз мне даже хотелось умереть, только, чтобы жить в самом расцвете! Я не хочу стареть! Но самое главное, что я знаю, что я узнал. Ни в коем случае не сожалеть о прошедшем! Одни уходят, другие приходят, и надо брать все именно в эту минуту! А если ты не берешь, значит ты обокрал сам себя! Теперь мне хочется уйти с конюшни в секцию орнитологии, а нельзя, мне еще 15 лета в другие секции зоопарка берут с 17 лет! Наш Бобков Виталик внезапно заболел еще бы пить надо меньше!

Его не было целых две неделии атмосфера в конюшне неуловимо улучшилось- пьянок стало меньше, и кучера стали поспокойнее. Все начнется по старому- по дебильному- по угарному… Думаю нужно линять… Надо бы при любом удобном случае поговорить с директором зоопарка Спицыном Владимиром Владимировичем. Только он один может мне помочь! Я даже не знал сколько препятствий будет чинить мой возраст! Тешу себя мыслью о том, что юность, это недостаток который быстро проходит. Сказать что я обрадовался- ничего не сказать: Это конечно ему Мастеров сказал.

Конюшня со своими порядками мне опротивела вконец. Если все же не удастся перевестись в секцию орнитологии, то я летом уволюсь. До этого им не нравилось мое трезвенное бдение, и то что я не курил. Впрочем, меня их ненависть только подстегивала. Парень то хороший, наш, зоопарковский! Да и рекомендации на него отличные от Манясевой и Мастерова — наших сотрудников.

Потом еще раз захлопали. Предписали идти в райком на окончательное утверждение и выдачу комсомольского билета. После собрания на обратном пути мне рассказала Тамара, что она по поводу моего перевода в пеликанник разговаривала с заведующей секцией орнитологии -Валерией Петровной Кагаевойно она заупрямилась — пускай дескать дорастет до 17 лет. Тамара увидев мою расстроенную физиономию, добавила что когда будет недостаток рабочей силы, то Кагаева точно будет сговорчивей.

К тому же она решила попросить Алексея Мурашова поговорить с Кагаевой по этому поводу. Ну а если Кагаева будет согласна, то с директором будет еще проще - уговорим! Причем не куда - нибудь, а в любимый его морской флот- будет моряком!

Зоопаркнутый

Владимир буквально бредил морфлотом, и его даже не останавливало то что там он будет служить не два года, а целых три! А это ведь целая жизнь! Нет, подумал я, если мне придется служить- я попрошусь в сухопутные войска — два года, это не три!

Хотя, конечно, кто нас будет спрашивать! Куда пошлют, там и будешь. Один из кучеров круга катания вечно пьющий с Бобковым и без него шестнадцатилетний Пронин Сережка уволился — нашел себе работу на заводе — там больше платят. Ну а мы остались с моим сверстником Сашкой и за конюхов и за кучеров. Боюсь что меня не переведут, тупо из за того что некому работать в конюшне. Это типа мы звери какие то опасные в этой долбанной конюшне сидим. Она не права рожденный пить другого делать не.

Девчонка расстроилась и куда то провалилась. Остался только новенький парень! Хорошо, что нас хоть не заподозрили в мужеловстве! В конце концов в Советском Союзе не было гомосексуализма! Так что хоть его должны взять! Сперва, когда лосёнок только оказался в доме лесника, хозяин поместил его в отсек для молодняка. Не идёт — и всё тут! Вот и нашёл тогда дед Семён верный выход — не стал на ночь закрывать двери во всех четырёх хлевушках.

Везде сена настелил хорошенько. Так и оставил Снежка в ночи на полном выборе. Раза два выходил ночью на ступеньки сеней, подходил к двери, ведущей в крытый двор, прислушивался. Тишина ещё больше пугала его, порождая скверные думы, заставляя с тревогой ждать утра. А поутру дед Семён, как на грех, заспался. Растолкала его жена, сказав с радостью, что лосёнок облюбовал коровник, выбрал в сенцах местечко и лежит себе полёживает.

Дед Семён аж с койки подскочил, наскоро набросил на себя фуфайку да, как был в одних кальсонах, так во двор и выбежал. Осторожно подошёл к коровнику и, спрятавшись за дверную стойку, глянул внутрь. Снежок и впрямь спокойненько полёживал на сене, забившись в дальний левый угол хлева. Лишь единственная доселе хозяйка двора большерогая коза Маруська не сразу смирилась с появлением в доме нежданного постояльца.

Ревновала к хозяйке дома и всё норовила Снежка от неё отогнать. Ну а если пути-дороги Маруськи и Снежка в хозяйском дворе сходились, то старалась отбежать от него подальше. Лишь к весне, Маруська немного освоившись с лосёнком, стала подпускать его к сенной копёнке, что была поставлена дедом Семёном на ближнем гумне, за баней.

Хорюшка (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

А дворового кота Барсика Снежок вообще не замечал. Пошипит-пошипит Барсик на Снежка, да так и уйдёт, а тот лишь своими длиннющими ушами пострекочет, выслушивая кошачьи выкрутасы. Снежок охотно отпаивался парным козьим молоком, набирая силы. Для этого дед Семён приспособил бутыль-четвертушку, в которой ранее мочил на зиму брусничник. Пил Снежок Маруськино молоко охотно, причмокивая, живо тянулся в след за опорожненной бутылью, требовал ещё. А дед Семён смеялся: Бедой для лосёнка были дворовые собаки.

Не любил он. Ох как не любил! Особенно сильно докучали Снежку деревенские, гуляющие сами по себе собаки, когда тот появлялся на просёлочной дороге, следуя за дедом Семёном. От натиска собак Снежок старался как можно ближе прижаться к своему спасителю, порой, не рассчитав свои силы, пихал его в сторону. Горячился, норовя стукнуть копытом наседающего пса.

А прогуливаться с дедом Семёном по деревне Снежок очень любил. Он, словно привязанный, шёл за ним, не отставая ни на шаг. Особенно полюбилось Снежку ходить поутру на дальний деревенский колодец. Дом Савинковых находился в самом центре деревни, и до колодца с отменной ключевой водицей было чуть меньше пол версты. Как услышит Снежок звонкое ведерное бряканье, так словно из-под земли вырастает у ног деда Семёна.

В деревне любили наблюдать за такими походами деда Семёна со Снежком. Деревенские жители, словно осеннее докучливое, суетливое сорочье, выходили из домов и, открыв рты на диковинную картину, наблюдали за происходящим. Когда такое можно было увидеть в деревне! Снежок старался не обращать внимания на любопытные взоры деревенского люда, хотя иногда и скашивал взгляд в их сторону. Случались со Снежком и забавные истории. Однажды он до смерти напугал жену деда Семёна — Устинью Ивановну, возвращавшуюся поздним вечером из гостей.

Деда Семёна дома не было, ушёл ещё с утра дальние сосновые посадки проверить, а Ивановна, обиходив скотину, решила заглянуть к своей знакомой, что жила почти у самой деревенской околицы. За житейскими разговорами не заметили, как время пролетело. Домой Устинья Ивановна пошла не деревенским большаком, а едва заметной тропинкой, что тянулась за домами краем картофельного поля, решив, что так ближе.

И вдруг в высокой траве зашевелился странный, едва различимый силуэт. Ивановна так и обмерла со страху. Про Снежка в тот момент даже и не вспомнила.

КАК Я ПОЗНАКОМИЛСЯ СО СВОЕЙ ДЕВУШКОЙ ❤️

Что было сил бросилась бежать к дому, слава Богу, что путь близкий. Лишь возле избы Ивановна додумала, что это Снежок в огороде решил заночевать. Припомнила, что, уходя в гости, оставила дверь во дворе открытой. Снежка нигде не было, нагуляется, сам во двор зайдёт. Ещё подумала, что в салу где-нибудь полёживает. С тем и ушла. А оно так и получилось. Снежок под одной из яблонь прилёг, задремал да так и встретил ночь. Миновала первая, самая трудная в жизни Снежка осень. Но лосёнок осилил её.

Привык крепко к людям. Дом лесника стал для, лосёнка родным. Так день за днём пролетела холодная зима. Наступила весна, а за ней лето. Летели дни за днями. Дед Семён трудился в лесничестве, подолгу пропадая на делянках, а Устинья Ивановна хлопотала по дому.

Снежок был очень привязан к своим спасителям. Когда Устинья Ивановна копалась в огороде, то он был непременно при ней, лежал где-нибудь поблизости.

Хотелось иногда деду Семёну взять Снежка с собой в лес, а страх останавливал — вдруг почувствует зов природы и не вернётся в дом. Пролетели три летних месяца как один день. За коротким бабьим летом наступали слякотные, дождливые дни. Моросящий дождь шёл целыми сутками, и Снежок отлёживался в своём хлеву. Дед Семён часто заходил к нему и просиживал часами со своим любимцем. Лосёнок прижимался тяжёлой горбоносой головой к плечу хозяина, отфыркивался, прихватывал, играючи, губами то край телогрейки, то штанину, а деду Семёну было по душе такое Снежковое гостеприимство.

Так и коротали дождливую осень. Хмурый, неприветливый октябрь сменился последним осенним месяцем. Морозные утренники уступили место стылым дням, и вот-вот вскорости природа должна была выдать первый снег. Уже давным-давно облетела листва с огромной берёзы у ворот дома деда Семёна, выстлав собой остывшую землю.

Короткие зимние деньки Снежок любил проводить в ветловом мелятнике — молодой поросли, что находилась прямо за гумном дома деда Семёна и тянулась краем колхозного поля. Густой, местами переходящий в непролазную чашу, молодой росляк, наверное, давал Снежку ощущение родного леса. Частенько, наглодавшись вдоволь молодых горьковатых стеблей, он выминал в снегу ямку-лёжку под каким-нибудь раскидистым кустом, ложился и, сытый, погружался в лёгкую дрёму. Случалось, что делу Семёну приходилось выманивать своего постояльца из ивовых крепей.

А Снежок, словно подгоняя своего спасителя, тыкался ему то и дело горбоносой мордой в спину, шёл к дому, пробирался к себе в хлевушок, где укладывался на тёплый, сохраняющий в себе томный дух лета сенник. С наступлением весны всё оживало в природе. Просыпалось солнце от зимней стужи.

От яркого, солнечного света слепило. Под его палящими лучами снега оседали, ноздрились, таяли, превращаясь в быстрые говорливые ручейки, которые уносили шумливым потоком холода лютой зимы. На полевых закрайках токовали тетерева. В глухих моховых болотах зачинались первые глухариные игрища.

В самом разгаре были заячьи свадьбы. Да и воробьиная трескотня на штакетнике уже вовсю говорила о том, что отступили холода и теперь дело пошло к долгожданному теплу. Словно отчерченная по линии, берёзовая опушка впитывала в себя солнечный свет, а сами деревья казались яркими, светлыми и чистыми, будто омытые дождём, с едва уловимой голубоватой дымкой в кронах. Суетливая сорока, спутница деревенских околиц, уже мастерила своё гнездо на одной из вётел, растущих за деревней. Да и для Снежка весна была необычной порой.

Он больше времени проводил на дворе и вечером неохотно заходил в хлев. Приляжет где-нибудь в саду и дремлет под тёплыми, солнечными лучами. С утренними заморозками само собой отошла грибная пора, доставлявшая деревенским жителям изрядные хлопоты. Ото дня ко дню стали холодней утренники, покрывающие увядающую траву серебристой пеленой инея. Суетливые сороки и сойки всё чаще и чаще ютились у человеческого жилья, где наверняка можно было отыскать что-нибудь на обед.

Их неугомонная трескотня по утрам беспокоила деревенские задворки. Даже вездесущие пеночки, державшиеся долгое время в уже оголившихся кронах раскидистых черёмух, росших возле дома деда Семёна, вдруг в один из дней исчезли.

Знать, надвигающиеся холода почувствовали, на юг потянулись. Давно покинули деревенское небо ласточки-касатки, а вслед за ними умчались в тёплые края и быстрокрылые стрижи. Всё чаще стала слышаться за окошками изб синичья суета — пришла пора паклю таскать, к зимним холодам готовиться.

Мало отпугивал назойливых птах стук деда Семёна по оконному стеклу. Минута-другая — и всё повторялось вновь. К ноябрю выпал первый снег. Изрядно запорошил белой кухтой загрубевшую от морозов землю, плотно окутал деревья.

Для Снежка это была уже вторая зима. Снежок превратился в могучего зверя. Это был уже не беспомощный лосёнок, которого нашёл лесник в то раннее утро, а крупный сохатый-бык, способный постоять за. Снежка всё больше и больше тянуло в лес. Порой, увлёкшись поеданием берёзового мелятника, что в достатке рос за картофельным полем деда Семёна, он мог удалиться на дальнюю кромку березняка, тянущегося вдоль поля, и долго бродить, но непременно возвращался обратно в дом. Дед Семён стал замечать эти частые дальние походы Снежка и переживал за своего приёмыша.

Однажды увязался Снежок за Устиньей Ивановной на дальнюю вырубку, когда та отправилась за черникой. Рано утром Ивановна открыла хлев, выпустила Снежка во двор и, слегка прикрыв дверь в сад, ушла. Заметила Снежка уж у лесной опушки у края поля. Лось уверенно шёл прямо за. Устинья Ивановна испугалась, что он в лес уйдёт.

Но назад возвращаться не стала. Так и дошёл Снежок за ней до самого черничника. Пока Ивановна собирала ягоду, Снежок всё при ней. Увлеклась черникой и в какой-то момент поняла, что Снежка рядом. Звала она его звала, кричала на весь ягодник, да всё впустую.

Как сквозь землю провалился. Так и пришла домой до полудня, расстроенная. А уж дед Семён по усадьбе и деревне Снежка обыскался. Следов по огороду лосиных много, а вот куда направился, не скажешь. Больше суток тогда искали Снежка. Всей деревней на поиски отправились. Успокаивали деда Семёна сельчане: Нашёлся Снежок только к вечеру следующего дня. Сам вышел на окраину поля, где безлесье резко врывалось в берёзовую рощу, отстраняя её прочь.

Это был первый уход Снежка из дома. Были затем и другие, и все как-то незаметно для себя привыкли к этим отлучкам и со временем стали относиться к ним спокойно. Горбоносую голову возмужавшего зверя украшал венец рогов. Этого грозного оружия иногда побаивался и сам дед Семён. Мало ли что может взбрести в голову лесному зверю.

Лоренц К. Постоянные квартиранты.

Все отходили подальше, когда вдруг Снежок ни с того, ни с сего опускал голову и, тяжело выдавливая из себя воздух, делал шаг-другой вперёд. Жители деревни не могли налюбоваться на Снежка. Люд из окрестных деревень, как только оказывался по каким-либо житейским надобностям в Якушевке, спешил к дому деда Семёна полюбоваться на знаменитого сельчанина.

Со слов верили мало. Уж больно необычное дело — лось в доме. А увидев воочию, всё никак не могли в толк взять, как такое могло случиться. Ведь лось-то лесной зверь, а тут вдруг, словно коровёнка, по двору бродит и вовсе людей не страшится. Дивились, охали да ахали, руками всплёскивали, по несколько раз к деду Семёну наведывались. Зазолотилась берёзовая листва, загорелись багряно-оливковыми кострами осины, с каждым трепетом листа провожая уходящее лето. Заголубели небесные дали, отправляя в дальний путь журавлиные косяки.

Пожелтела трава, прильнув к земле отмирая, а с полей горьковато потягивало загрубевшей стернёй, над которой по утрам ложились холодные росные туманы.

Быстро сходил с горизонта день, а ночи стыли. Осень одолевала лето во всём: Однажды, сентябрьским полднем, Снежок вновь ушёл в лес. Дед Семён воспринял этот уход за обычное дело — ведь не первый. Но ни к вечерней заре, ни к утру следующего дня Снежок не вернулся. Что-то в душе старого лесника оборвалось — не придёт, подумал он. Разом обрубил связь с домом.

Деда Семёна опять-таки успокаивали, говорили, что вернётся его Снежок. Пора у лосей в сентябре горячая — свадебная.

Но прошла неделя, другая, а Снежка всё так и не. А вот дед Семён никак не мог смириться с потерей Снежка и по утрам, привыкший наведывать своего любимца, по-прежнему заходил в хлев, подолгу стоял, прислонившись спиной к бревенчатой стене, погружаясь в думы. Иногда в такие моменты на глазах деда Семёна появлялись слёзы. В душе-то он хорошо понимал, что, может быть, так и лучше — лось должен жить в лесу, но сердце говорило совсем о другом.

Многие при встрече с дедом Семёном старались успокоить его, говорили о том, что если увидят Снежка в лесу, то обязательно скажут. Но сам дед Семён от таких утешений старался как можно быстрее уходить.

Однажды прошёл по деревне слух, что бригада пришлых охотников в окрестных лесах добыла лося с белым пятном. Недобрый слух дошёл и до деда Семёна с Устиньей. Много слёз было пролито в тот горький вечер. А спустя несколько месяцев после той страшной вести, в апреле, один из деревенских мужиков, Сашка Соколов, возвращаясь утром с дальнего тетеревиного тока, видел у берёзовой опушки огромного лося. Тот стоял и смотрел на просыпающуюся деревню. Заметив внезапно появившегося человека, лось быстро скрылся в чаще берёзового мелколесья.

В какой-то момент Сашке показалось, будто на боку лося мелькнуло белое пятно. Бросился он во всю прыть через поле прямо к дому деда Семёна. Дед Семён внимательно выслушал благую Сашкину весть, но решил по-своему — на то место, где видели лося, не ходить. Жил он в соседней деревне у самого леса. За самоваром разговорились о житье-бытье, о делах лесных. Сидим, чай попиваем да в окошко на лес посматриваем. И вдруг за окном что-то заскребло, зацарапало, и вскоре в нижнем его краю показалась любопытная беличья мордочка, а через секунду и вся сама лесная красавица стала видна в окне.

Цепко держась за край оконного наличника, она временами поднимала голову вверх и поглядывала на плотно закрытую форточку. Белка в несколько резких прыжков оказалась внутри дома, пробежала по столу, заглянула в одну из стоявших на столе кружек и, ловко забравшись на спинку дивана у стены, в один скачок очутилась на верху дощатой перегородки, разделяющей комнату и небольшую кухню деревенского дома.

Там замерла и стала внимательно рассматривать сидящих за столом людей, низко опустив голову и временами издавая волнующее цоканье. Её крупные чёрного цвета выпуклые глаза неотрывно следили за каждым нашим движением. А он, гляди, как обосновался, для него теперь мой дом, что его круглый бельчатник где-нибудь в кроне мохнатой ели. Стёпка, как будто понимая, что говорят именно о нём, вёртко задёргал пушистым хвостом, несколько раз подряд цокнул и вновь замер, продолжая сидеть на перегородке.

Из самой пасти выхватил. Я тогда за поздней черникой пошел. Сижу на четвереньках, собираю крупные темно-синие вызревшие ягоды. Тайга моя бежит, а в зубах какой-то рыжий комок держит. Как она его не разорвала — не знаю! Правда, отдала его почему-то. Глянул на зверушку, а она ни жива ни мертва. Думал, всё, теперь зачахнет и погибнет. А Тайга всё рядом крутится да на свой трофей посматривает. Решил с собой прихватить. Лесник отхлебнул из чашки и продолжил: Пока нёс, несколько раз ощущал под телогрейкой движение цепких лап зверька.

А ящик на лежанку русской печи поставил, там всегда тепло. Принести-то принёс, а что с ним дальше делать — не знаю. Если выживет, то кормить чем-то. Но перечить не стал — поставил. Несколько дней не показывался наш подкидыш из своего убежища. Лишь на третью, не то на четвёртую ночь услышал я слабое шуршание на печке, словно мыши заскреблись. Смекнул, что это, скорее всего, наш бельчонок на разведку отправился.

А наутро я обнаружил, что с кухонного стола пропало несколько хлебных корочек, оставленных с вечера. Залез на речку, глянул в ящик, а бельчонок наш спит в нём, как ни в чём не бывало, и одна из корочек при нём. Не понравилось оно. Стал я нашему квартиранту орешки да шишки в лесу собирать. Травку всякую приносить, чтоб он сам в ней покопался и выбрал, что ему по вкусу. Грибы сушёные ему больно пришлись. Но больше всего сухари понравились.

Схватит сухарик да на печку, там и сгрызает. Так ото дня ко даю, освоился бельчонок в нашем доме. По первоначалу, думал, что вот-вот немножко окрепнет, и отправлю его в лес к сородичам. Вот мы с женой и решили — пусть пока останется, раз обжился.

Освоился с нашим внуком. Запрыгнет к нему на колени, лапки на грудь мальчишке вытянет и смотрит прямо в. Может на плечо вскарабкаться да так и просидеть на нём с час, а то и.

Согнать его мы себе не позволяем — лесное существо, вдруг обидится. Пока лесник рассказывал, белка ловкими движениями спрыгнула с перегородки, шмыгнула на стол, схватила из рук хозяина приготовленный для неё орех и, так же ловко и непринуждённо сбежав на пол, скрылась в дверном проёме. Вскоре где-то за печкой раздался хруст ломающейся скорлупы.

Бывает, всё съестное со стола перетаскает да попрячет. Самый излюбленный тайник у Степки за печью. Пока в доме жил — боялись, что на улицу вырвется и убежит в лес. Уходя, полный осмотр делали — всё ли закрыто. А вот забыл как-то раз внук входную дверь поплотней прикрыть, Степка-то и выскользнул.

Думали, всё, ушёл к своим собратьям. Смотрим — посновал наш беглец по крыше, на коньке повозился и опять в дом. Вот с этого-то, в общем, всё и началось. Нет-нет, да и выскочит Стёпка из дому на свободу, по огороду пробежит, на крыше дома посидит, на соседский двор слазит, народу покажется да и опять в хату.

Единожды только в марте пропал он у нас, больше недели не. На дню по несколько раз Стёпку вспоминали. А когда объявился, рады были без памяти! Вышел я утром во двор, а у крыльца снег, что ночью выпал, беличьими следами утоптан. Глянул на дровяной навес, а на нём Стёпка примостился. Увидел меня — и сразу к открытой двери и в дом. С появлением Стёпки в доме вновь повеселело и на душе полегчало, а как же — член семьи нашёлся!

Ну а сейчас у нас совсем себя вольно чувствует, да что говорить, сами видите. Во дворе залаяла собака. Лесник выглянул в окно, но, никого не увидев, продолжал: Да и какая дружба у белки с лайкой? На глаза не попадаться, вот и вся недолга! Тайга, как увидит Стёпку, так сразу в лай.

Да и на других собак внимания не обращает, всегда старается держаться подальше — враги.

как я познакомился с зарянкой пришла весна

Я засобирался в обратную дорогу. Одеваясь, заметил, как из полутемноты печной лежанки, слегка подёргивая хвостиком, смотрит на меня Стёпка. Дорогой я вспоминал удивительный рассказ лесника о бельчонке и удивлялся такой дружбе человека и лесного зверька.

А впрочем, это, наверное, просто особая благодарность живого существа за спасение. Долго, очень долго ждала природа снега, а он всё не спешил, томил своим ожиданием поля с лесами. Хмурилось ненастьем просевшее небо, набрасывая на долы мрачную пелену затянувшегося предзимья.

Дули холодные ветры, словно стараясь переломить не на шутку загулявшую осень. Изнывала земля, пропитавшись дождями, успев замёрзнуть и вновь оттаять. А снега ждали не только в городах и сёлах, ждали его и лесные обитатели, а некоторые из них с особым нетерпением, потому что он для них не просто зимнее убранство, а жизненная необходимость, без него им день не светел и ночь не темна. И я, встречая каждое утро с тоской, посматривал на серость календарной зимы, ожидая настоящего снега.

Усадьба моя примыкает прямо к лесу — молодой сосняк плотной стеной подпирает её. Перейдёшь небольшую стёжку-тропинку, и ты уже в лесу, который тянется на многие вёрсты, и нет более на его пути ни одного селения. Усадьба огорожена плотным частоколом — кошка с трудом протиснется меж штакетин.

Решил я в тот день слегка подправить кое-где покосившийся забор — век дерева не долог — год-другой и ищи замену. Внимательно осматривая каждую штакетину, я незаметно, шаг за шагом, добрался до поленницы дров в самом углу усадьбы, прямо у сенника. Пока двигался к поленнице, не обращал на неё внимания, а как ближе подобрался, так в глаза бросился кем-то забытый полиэтиленовый пакет, втиснутый под самый нижний ряд дров. Белый на фоне тёмных поленьев он сильно выделялся.

Целлофановый пакету мусор, сейчас прибью ещё пару досок, подумал я, и выброшу. Я даже рот раскрыл от удивления. На меня смотрел заяц-беляк! Белый, как снежный ком, забытый ушедшей восвояси зимой, он нелепо смотрелся на фоне почерневших от дождей дров, был как на ладони среди всей этой серости задержавшейся не на шутку осени.

Словно понимает, что бежать некуда. Сорвись с места, вряд ли живым уйдёшь: Природе-матушке не прикажешь, подошла пора зимняя, и сбросил зайчишка серую шубку, принарядившись в белоснежный наряд, только самые кончики ушей остались чёрными. А тут природа злую шутку сыграла — стаял первый снег, а новый, настоящий, зимний, так и не выпал.

А врагов у зайцев хоть отбавляй — все охочи до. Вот и идут длинноухие на всякие хитрости, чтоб себя спасти: Знают наперёд, что тут понадёжней затаиться. Ну а этот вообще умудрился через частокол пробраться — вот только как он это сделал?! Я взглядом прошёлся по изгороди — нигде не было ни дыры, ни прорехи. Знать, отыскал где-то только ему известную брешь — видимо, не в первый раз так спасается. Сидит ни живой ни мёртвый — только одно ушко, что в мою сторону направлено, едва подрагивает.

На берёзе, возле угла, сорока расстрекоталась. Горделиво на ветке примостилась, вертит своей чернявой головой, мол, посмотри под дрова, заяц там! А сорока всё одно — не унимается. Вот лесная болтушка все секреты напоказ! Не хочешь, а обратишь на неё внимание. Придёт весна, и заяц сам переодёнется, сбросит свой зимний наряд и станет серым. И будет людской взгляд ловить в лесных чащельниках белоснежный пух — клочки заячьей шерсти, развешанные по кустам.

А уж потом узнал, что таким способом заяц-беляк помогает себе от старой одёжки избавиться. Побегает ноченьку-другую по плотному кустарнику и оставит на цепких ветвях свой белоснежный наряд, накинув на себя новую шубейку. А по бесснежной осени от белой шубки ни за что не избавиться, как ни старайся — крепко сидит шёрстка. Да и ни к чему — со дня на день снег выпадет.

Вот и хитрит косой, пережидая межсезонье. Рассказывали, будто у одного лесника заяц-беляк всю бесснежную пору прятался в заброшенной собачьей будке, что стояла на отшибе лесного кордона. Да и потом заглядывал, когда снег на дворе. Не трогал его лесник — проснётся поутру, глянет издали на собачью конуру, а в ней заячья шкурка белеет — знать, опять задневал на старом месте. Даже собак косой не боялся — вот как освоился! Да много я подобных историй слышал, и все они говорят о заячьей хитрости и находчивости.

Вот и мой гость тоже не лыком шит. Вон как устроился, попробуй отыщи его, лиса! Постоял я, постоял у дровяной кучи и решил уйти восвояси.

Пусть зайчишка в своём убежище спокойно день коротает да ноченьки дожидается, тут ему как у Христа за пазухой, а моя работа подождёт, в лес не убежит. За обедом не зевай!

  • Хорюшка (fb2)

Присел я как-то раз после длительного лесного похода отдохнуть на старую поваленную ветром сушину. За плечами было более полудня ходьбы на лыжах по глубокому рыхлому снегу. Скинув с валенок лыжи, поставил их в снег и сбросил с плеч поднадоевший рюкзак. Самое время за обед приняться. Лес снегом завален — давненько оттепели не. Всё в снежной кухте.

Хлипенькие деревца снегом к земле пригнуло. Нет-нет да и сорвётся вниз с мохнатых еловых лап под своей тяжестью снежный ком и, рассыпая морозную пыль, рухнет. Лишь маленькие птички-корольки попискивают в еловом подросте. Развязал рюкзак и уже, было, потянулся за термосом с горячим чаем, как моё внимание привлёк огромный муравейник у самого комля большущей ели.

На маковке снеговая шапка, один бок добротно снегом запорошен.